Аудио рассказы Евгения Носова

Евгений Иванович Носов (1925-2002) - русский советский писатель. Родился 15 января 1925 года в селе Толмачево Курского района Курской области. Село Толмачево, примостившись на берегу одной из проток Сейма, с колоколенкой и парком лип, и сегодня четко просматривается из Курска с невысокого берега Тускари. Там, в доме деда, в многодетной крестьянской семье Евгений Носов провел детские годы. Одно время его отец трудился в Артемовске на строительстве хлебозавода, но главным образом - слесарем на Курском механическом заводе. Будущий писатель хорошо помнит и тропу, которую еще ребенком с матерью торил в город и обратно. "Хлеба стояли вровень с моей головой, при каждом порыве ветра колосья щекотали мне шею и ухо", - пишет Евгений Носов в одном из рассказов.



Название
Назавание

За выдающиеся заслуги в развитии советской литературы и плодотворную общественную деятельность Евгению Носову присвоено звание Героя Социалистического Труда (1990), он награжден двумя орденами Ленина (1984, 1990), орденами Трудового Красного Знамени (1975) и "Знак Почета" (1971).

После окончания Высших литературных курсов (1961-1963) Евгений Носов перешел на профессиональную писательскую работу. В пору творческой зрелости увидели свет его книги "Где просыпается солнце" (1965), "В чистом поле за проселком" (1967), "Берега" (1971), "Шумит луговая овсяница" (1973), "Мост" (1974), "И уплывают пароходы" (1975), "Красное вино победы" (1979), "Усвятские шлемоносцы" (1980), "Моя Джомолунгма" (1982), "Избранные произведения" в 2 томах (1983).

Литературная критика причислила Евгения Носова к писателям-деревенщикам. Однако в его лучших произведениях читатели находят не только узкое крестьянское понимание природных и житейских процессов на родной земле, но и масштабное философское осмысление бытия людей и Отечества. Мастерство, широта интересов и реалистический опыт Евгения Носова натуральны, естественны, богаты и разнообразны, он легко, свободно и художественно цельно рисует картины трудовой деревни и жизнь городскую, фабричную, отступающую грозным летом 1941 года армию, поднимающийся на священную борьбу народ.

В повести Евгения Носова "Усвятские шлемоносцы" выпукло и мощно описана неожиданность нагрянувшей войны, бессердечная тяжесть беды от фашистского нашествия, навалившаяся на мужчин и женщин, стариков и детей. В имени "Касьян" открывается вдруг некое историческое прорицание, давняя готовность и привычка. Имя это в коренном смысле кажется герою странно несовместимым с тем, как он себя понимает. Якобы заключенная в имени фатальность отвергается здоровым крестьянским сознанием как скрытый подвох. Евгений Носов показывает, что никакая патриотическая риторика не может ослабить силу этого удара.

Размышляя над тем, почему так долго нация помнит войну, он ненавязчиво подводит к выводу, что коварство и беспощадность врага не только воздействуют на массовое сознание, но до основания потрясают человеческий дух. Тем разительнее и несомненнее эпическая панорама, открывающаяся в конце повести: облака плывут над проселками, а к сборному пункту движутся колонны мобилизованных: усвятские идут, "никольские пробегли да хуторские", ситнянские мужики шагают, ставские, и, кажется, нет им конца - воспряла вся Россия, люди русские готовы защитить себя и близких.